Последние публикации
Какжарить свиной желудок Комментариев: 21Дата: 27.03.2015, 03:01
Язвы желудка более 5 см Комментариев: 20Дата: 20.03.2015, 20:33

Оборудование для педикюра рыбками Рак простаты железы у подростков

Умеренный сколиоз грудного отдела Комментариев: 22Дата: 09.03.2015, 20:13

Лечебные пластыри от остеохондроза Гной в глазу взрослого симптом

Салициловый пилинг при себорее Комментариев: 9Дата: 18.03.2015, 09:35

Плохо заживает рана при сахорном диабете Какое масло избавит от морщин под глазами

Желчегонные продукты курага Комментариев: 29Дата: 21.03.2015, 18:55

Мидокалм инструкция по применению как влияет на желудок Mod можно курить сидеть и т.д на gta sa

Что можно принять от небольшой температуры и головной боли Комментариев: 27Дата: 15.03.2015, 20:35

Простатит обзор литературы Элениум для лечения неврозов сердца

Образовалась морщина от плача


своему усмотрению.

-- Аллах! -- воскликнул Омар Хайям, восторгаясь умом молодой [А-017]

Айше. -- Или ты действительно столь мудра, как мне кажешься, или

ты весьма опытна и коварна!

На что Айше, это создание великой природы, ответила с вели-

чайшей рассудительностью:

-- Скоро ты сам убедишься во всем. Отдалить или приблизить

это время, зависит только и только от тебя.

И снова поразился Омар Хайям ее воспитанности и женственнос-

ти. И воскликнул, высоко подымая чашу:

-- Да будет вечно такой моя Айше, какою представляется она

нынче, этой лунной ночью, этой счастливейшей ночью в моей жизни!

Так говорил хаким и пил вино, любуясь Айше и не решаясь сор-

вать с нее шелковое одеяние. Он поднял кувшин, полюбовался им и

сказал:

-- Айше, я думаю, что и он некогда был меджнуном. Я вижу его

глаза. Я вижу его губы, которые шептали нежные слова. А может

быть, это была очаровательная девица? И она любила? И была люби-

ма?.. Пока гончар не превратил ее в этот кувшин.

У Айше расширились глаза, она прижала руки к груди, как бы

обороняясь от чего-то дурного.

-- О! Какие страшные речи ты ведешь, -- прошептала она в

страхе.

Хаким опустил кувшин наземь, чуть не разбив его. И вдруг сод-

рогнулась земля. Вдруг раздался великий шум. Словно несчастный

кувшин вызвал этот шум во всей вселенной...

И хаким и Айше замерли. А шум все продолжался. Он доносился

откуда то из-за реки. И в ночной тишине отзывался громоподобно.

-- Что это? -- испуганно проговорила Айше.

Омар Хайям прислушался, Нет, что-то творилось там, за дверью,

в большом мире. Но что?

Шум то нарастал, то утихал, чтобы с новой силой громыхнуть в

ночном Исфахане. Это был не гром. И не землетрясение, Это было

нечто похуже: многоголосый шум толпы, шум несметного количества

людей. Так может шуметь только вдруг разъярившаяся, одновремен-

но выкрикнувшая проклятье тысячная толпа... Но что же это проис-

ходит под ночным небом?

-- Я боюсь, -- сказала Айше.

Он подумал: "Может быть, прорвало плотину на реке и волны бу-

шуют совсем рядом?.."

-- Неужели конец света? -- сказала Айше дрожащим голосом.

Он подумал: "Может быть, налетел ветер пустыни?"

Он сказал ей:

-- Я все сейчас узнаю.

И отпер дверь. И снова оказался во власти голубых лучей. И

сощурился -- уж больно ярко светила луна!

На небе все было спокойно. Бесстрастно сияли светила. Небо

зеленело подобно сочному лугу, который на берегах Заендерунда. А

на земле?

Омар Хайям оделся, вышел на улицу. Вдали за рекою пылал по-

жар. Огромное пламя, очень красивое на фоне зеленого неба, рва-

лось кверху. И оттуда доносился шум, похожий на шум океанского

прибоя. Хаким определил, что наверняка горит в той стороне, где

расположен дворец. Но не совсем в той: значительно правее двор-

ца. И вдруг хакима охватывает страшная догадка: не дом ли это

главного визиря Низам ал-Мулка? Не оттуда ли доносятся крики?

Улица начала оживать: сонные люди выбегали, что-то кричали,

кого-то звали, кому-то отвечали...

-- А вон еще! -- выкрикнул кто-то высоким голосом.

И хаким увидел еще одно пламя: поменьше того, которое за ре-

кою.

Омар Хайям бросился к реке, чтобы получше разглядеть, где это

занялся еще один пожар? И схватился за голову: неужели горит об-

серватория?

Надо торопиться! Надо бежать в город и выяснить, что же

происходит, откуда огонь и кто рычит многоголосым рыком?..

-- Айше, -- сказал он девушке, вернувшись в хижину, -- что-то

странное творится в Исфахане. Мне надо идти.

-- И я с тобою, -- решительно заявила она.

-- Нет! -- хаким обнял ее. -- Я полагаю, что здесь тебе бу-

дет лучше. Ну куда ты пойдешь в эту ночь? А я все разузнаю и

вернусь.

Айше не противоречила. Поднесла ему чашу со словами:

-- Я верю в твое счастье.

-- Я тоже, Айше.

Омар Хайям выпил. Поцеловал Айше. А у самого перед глазами

огонь, а у самого в ушах непонятные крики.

Вдруг кто-то постучался в дверь и громко позвал:

-- Мой господин! Мой господин!

Это был голос привратника, голос Ахмада. Только один он знал,

где искать хакима нынче ночью...

Омар Хайям вышел на зов и прикрыл за собою дверь.

-- О господин! -- чуть ли не плача, сказал Ахмад. Несчастье,

большое несчастье!

Хаким вдруг словно окаменел. Он подумал: "Жизнь человеческая

на волоске, а меч смерти работает без устали. Что волосок про-

тив стали?" Хаким скрестил руки. И, устремив взгляд в звездное

небо, сказал очень спокойно:

-- Я слушаю тебя, Ахмад. Говори все по порядку... Я слушаю...

Ахмад снова воскликнул:

-- Большое несчастье, мой господин!

-- Ахмад! -- голос хакима был тверд и повелителен. -- Я хочу

знать все. Говори не торопясь. По порядку.

Ахмад передохнул. Почему-то взялся за собственную шею обеими

руками, словно пытался освободиться от чьей-то невидимой хватки.

Хотя он и старался излагать все по порядку, но рассказ получал-

ся сбивчивым.

Хаким ни разу не прервал его.

А случилось вот что (со слов Васети и Исфизари, которые при-

бежали в дом хакима, чтобы оборонить своего учителя и друга):

асассины напали на дом главного визиря. А напали они после того,

как некий дервиш убил ударом ножа главного визиря. Его превосхо-

дительство Низам ал-Мулк погиб. Это был сигнал, и асассины,

предводительствуемые неким Хасаном Саббахом, подожгли дворец ви-

зиря и окружили дворец его величества.

А этот сумасшедший Хусейн со своими сумасшедшими друзьями

ворвались в дом и...

Тут Ахмад зарыдал.

-- Дальше, -- жестко приказал Омар Хайям.

-- А дальше я увидел окровавленную Эльпи. Он убил ее и всюду

искал тебя, о мой господин... А обсерваторию поджег... От бес-

сильной злобы...

Ахмад еле сдерживал рыданья.

Хаким стоял спокойно. И, казалось, вовсе не дышал. Лицо его

было бледное, точно восковое. А глаза пылали, как те два больших

пожара.

Так стоял он. И Ахмаду, который не спускал с него глаз, почу-

дилось, что на лбу хакима образовалась глубокая морщина, кото-

рой не было еще минуту назад.

Постепенно взгляд Омара Хайяма, устремленный вперед, стано-

вился взглядом человека измученного, взглядом человека, охвачен-

ного великим горем.

-- Что делать? Что делать, господин? -- вопрошал Ахмад.

Омар Хайям молчал...

Источник: http://do.gendocs.ru/docs/index-39168.html?page=62

Раздел: Терапия
ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ
КОММЕНТАРИИ НА САЙТЕ
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Введите код:
Брадикардия у плода опасно ли это